Научный подход против опыта в мышечно-скелетной медицине. Часть II

По моему опыту

Автор: Константин Берман

«Три самых опасных слова в медицине: по моему опыту». М. Крислип.

Доказательства, собранные в надежных клинических исследованиях — это еще не все. Доказательная медицина вполне формально заявляет о том, что идеальной была бы интеграция исследований наилучшего качества, личного опыта терапевта и ожиданий и предпочтений пациента.

Например, мануальный терапевт мог бы рассмотреть следующее, если бы к нему обратился пациент с поясничной болью:

  1. Доказательства, подтверждающие эффективность мануальной терапии в лечении болей в спине довольно сомнительны (3).
  2. Но личный опыт показывает, что многие испытывают облегчение после манипуляций.
  3. Этот конкретный пациент имеет некоторую предрасположенность к возможным рискам и побочным эффектам, даже если существует вероятность облегчить его состояние.

Так должно быть: треть опыта, треть исследований, треть ожиданий пациента. Это было бы хорошо. Но так не происходит. Так не происходит, потому что:

  1. Многие терапевты игнорируют доказательную базу, отдавая предпочтение лишь личному опыту, основанному на «этому пациенту помогло». Господа-коллеги, ваш опыт — это ТРЕТЬ! Не две трети, не половина — треть!
    Нужно быть очень осторожным в оценках собственного опыта, «так как ты — тот самый человек, которому легче всего обмануться». Фейнман, известный физик.
  2. Многие пациенты не в состоянии высказать ни разумных ожиданий, ни адекватных предпочтений. Потому что у них нет выбора. Им сказали, что у них желудок набекрень, желчь застоялась, таз смещен. Но терапевт «забыл» сказать, что у остеопатии нет никакой научной основы, а гомеопатия не лечит. Терапевт забыл сказать, что триггерная терапия хороша и результаты исследований обнадеживают, к счастью. Но пока она, как и все остальное в мире массажа не подтверждена окончательно и бесповоротно — она остается экспериментальной терапией. Банки не подтверждены — экспериментальная терапия. Гуаша — экспериментальная, правка позвоночника, остеопатия, краниосакральная, висцеральная, буккальная, скребковая… Все это — экспериментальная терапия. Окончательных вердиктов по многим вопросам либо пока нет, либо они отрицательны.
  3. Нет информированного согласия пациента. Потому что он не информирован. Он не знает, что вы ставите эксперимент. Он считает, что все, что вы делаете, давно подтверждено и доказано. Он вам верит, когда вы говорите, что рисков нет, что обострение — результат «вымывания» токсинов — он верит каждому вашему слову. А что, если бы он знал, как обстоят дела НА САМОМ ДЕЛЕ?

«Экспериментальные методы лечения, которые могут быть оправданы, представляются пациентам, как если бы они были доказаны». П. Инграхам, научный журналист.

Слишком много терапевтов дико самоуверенно переоценивают ценность своего клинического опыта, в то же время недооценивая ценность научных данных. А пациенты по причине незнания будут предсказуемо ожидать от других терапевтов того же.

«У вас есть такой же лифтинг-массаж, как на соседней улице? Ну и что, что больно и лицо отекло? Там сказали, что так и надо. Иначе неэффективно. Не делаете так? Тогда до свидания».

Пациент сможет осмысленно высказать свои пожелания лишь тогда, когда будет проинформирован. А у специалиста будет вполне законное этическое право на все, что он пожелает использовать как терапевтический метод. Балансируй кости черепа, поднимай опущенную почку, правь позвонки, нажми на триггерную точку, но скажи волшебные слова:

«Это — экспериментальное лечение. Оно может не сработать. Я думаю, что стоит попробовать, потому что (ваш текст) и возможность рисков довольно низка. Вы хотите продолжить?»

И пациентам такой подход действительно ценен. По моему опыту.

Часть III

Часть I

Ссылки:

3. Ernst E, Carter PH. «A systematic review of systematic reviews of spinal manipulation”. J R Soc Med. 2006.


вверх